Анна Нудельман-Фишман: «В Израиле у меня сложился пазл»

Ее отец в четыре года оказался в советском лагере, из восьми детей в семье ее мамы войну пережили только двое. В эвакуации они познакомились еще детьми. Девочка обратила внимание на мальчика, который даже не умел говорить по-русски. Но девочка немного знала идиш. А когда выросли, дружба стала браком. Но перенесенные в детстве тяготы и переживания сказались на здоровье. 12 лет они мечтали о ребенке. И, наконец, родилась Аня. «Я с детства знала, что хочу быть врачом, – говорит она. – Но еще я знала, почему мои родители намного старше родителей моих сверстников, и решила, что хочу помогать семьям, которые мечтают о ребенке, осуществить мечту».

Пазл. Детали

Мой папа жил в Бессарабии, в зажиточной еврейской семье. Когда пришла советская власть «освобождать» Бессарабию, освободили в первую очередь от евреев. Семью моего отца отправили в лагерь. Так мой папа – мальчик 4,5 лет, которого растили мамки-няньки – оказался в вагоне, где невозможно было даже присесть – ехали стоя. Их кормили селедкой, но не давали воды. Ночью они примерзали к бараку. В какой-то момент части заключенных удалось бежать. Но домой вернуться, чтобы забрать ценные вещи, не получилось. Соседка предупредила, что их там уже ждут. Мама моего папы не выдержала случившегося, умерла молодой от ужаса и истощения. А папа избегал любых разговоров о прошлом.

С маминой стороны история не менее горькая. Из восьми детей моей бабушки после войны в живых остались только двое. Остальных живьем закопали в яму, которую вырыли для них их же соседи. Мы были вроде бы обычной семьей, но я помню, как бабушка вдруг говорила: «Знаешь, есть такой день, когда утром все красиво одеваются, а накануне раздают бедным людям пожертвования» или «Нас отправляли в специальную комнату, где хранилась праздничная посуда, которой пользовались только один раз в году». Я, конечно, спрашивала, что все это значит, но на вопросы бабушка не отвечала. И только когда я приехала в Израиль, я поняла, о чем это все было. Пазл сложился. Так что я не могу сказать, что я попала в Израиль случайно. И не по экономическим причинам мы уезжали. Мы приехали сюда, потому что в семье всегда жила мечта об Израиле. Родителям, несмотря на все тяготы, удалось себя реализовать в Советском Союзе. И здесь повторилось то же самое, несмотря на то, что они приехали в Израиль в очень немолодом возрасте – папе было 58, маме 57. С одной стороны, они не были пенсионерами, с другой, было поздновато начинать новую жизнь. Для папы оказаться в новой языковой среде было не впервой. Ведь когда их выселили из Бессарабии в лагеря, он не знал русского языка – он говорил на идише и на румынском.

Пазл. Выбор

А мне было 19 лет. Я училась в мединституте, потому что с детства мечтала стать врачом. И это тоже из-за тех тяжелых моментов в жизни семьи, которые пришлось пережить моей семье. Мама из-за ужасных условий жизни в эвакуации очень долго не могла родить. Они прожили с отцом 12 лет, 12 лет пытались, и вот, когда ей было 35, появилась я. В то время это был очень редкий случай. Я росла с тем, что у всех мамы молоденькие, а у меня родители уже очень состоявшиеся. Мне объяснили, почему так случилось, еще в детстве. И меня это не огорчало, но стало поводом выбрать профессию сначала врача. А потом я решила, что буду не просто врачом, а буду помогать женщинам, которые мечтают иметь детей, но у них пока не получается. Когда мы приехали, меня готовы были принять в Иерусалимский университет на первый курс. Но это было очень тяжело и с финансовой точки зрения, и мне совсем не хотелось оставлять родителей одних. И я нашла возможность получить степень по биологии, а потом уже пройти курс специалиста по IVF (ЭКО – искусственное оплодотворение).

Пазл. Процесс

Алия у нас была нелегкая, нам было очень тяжело во всех отношениях. У нас была очень устроенная жизнь там. И, конечно, потерять ее было непросто. В первые два года мы жили в маленькой квартире с семьей маминого брата и бабушкой. Нам было важно понять, как выжить в новых условиях. Мы составили таблицу расходов и доходов, и строго по этой таблице существовали. Нам никто не помогал. Папа в 70-е годы, когда уезжали практически анонимно его студенты, помогал им переправлять дипломы в Израиль. К тому моменту, когда мы приехали, они уже все были очень хорошо устроены, но никто не помог папе с работой. И он пошел работать вахтером.

Когда я училась в мединституте в Союзе, я получила корочку медсестры. Это был факультатив, на который никто не записывался, потому что все планировали работать врачами. Но мне было интересно, я хотела научиться делать уколы, ставить банки. И вот эта корочка очень пригодилась мне после алии – я пошла работать младшей медсестрой в больницу. Но нужно было учиться. И в 99 году я закончила биофак, оказалась на стажировке в больнице в Бней-Цион. И там же практически сразу мне предложили работу эмбриолога в лаборатории.

Пазл. Новый этап

Почти 20 лет я занимаюсь искусственным оплодотворением. Я работаю в лаборатории: после того, как гинеколог получает у женщины материал, наша задача найти подходящие яйцеклетки, подобрать их правильно, а потом вырастить эмбрион. Если раньше это было из области научной фантастики, то сегодня это моя ежедневная работа, рутина.

И Израиль в сфере искусственного оплодотворения не случайно стал ведущей страной. В иудаизме есть посыл «Плодитесь и размножайтесь». Ни в одной другой стране нет такого количества женщин, которые готовы пройти этот путь (а зачастую не раз), чтобы стать мамой. В Израиле проводится такое количество этих процедур и циклов лечения, что оно уже перешло в качество, и мы оказались на одном из первых мест по самым прогрессивным технологиям и успехам в этой области.

Для еврейской женщины это очень важная тема – дети. Еврейская семья должна быть большой. Нигде в Европе нет такого количества семей с тремя-четырьмя детьми, как в Израиле. Поэтому когда я в лаборатории подбираю яйцеклетки для будущего ребенка какой-то семьи, будущие папа и мама даже не представляют, насколько для меня их проблемы и надежды становятся моими. Я оказываюсь один на один с их будущим и с законами природы – каждый день я внедряюсь туда, куда человеку вроде как не предполагалось иметь доступ. Более того, когда ты делаешь одно и то же одними и теми же руками, а результаты получаются совершенно разными, ты понимаешь, что есть еще что-то, что направляет этот процесс. Есть какие-то вещи, которые я не могу объяснить как светский человек. Но я вижу, что все происходящее в мире взаимосвязано, у любого события есть причины и смысл.

Пазл сложился

Двадцать лет назад, когда я начала заниматься эмбриологией, я этого всего не замечала и об этом не задумывалась. Сейчас, спустя 20 лет, в моей жизни наступил какой-то новый этап осмысления того, как устроен наш мир. И благодаря этому, я попала в JWRP. Участие в программе мне помогло проверить какие-то мои догадки, которые к этому моменту у меня появились. Подобный опыт пережила не только я. В группе были другие участницы из Израиля, которые приехали сюда, как и я, приблизительно 20 лет назад. У нас похожие судьбы: мы из привычного мира попали когда-то в совершенно новую страну, интегрировались и — кто-то в большей, кто-то в меньшей степени — чувствуем себя здесь очень хорошо. И мы все поняли, что находимся в одной точке: мы счастливые люди, потому что живем здесь. И это нас очень обогатило. Мы научились гибкости ума, умению прочитать ситуацию, найти свою нишу, несмотря на то, что все вроде бы против, в нас проявились черты характеры, которые позволили нам оказаться частью этого общества.

Я совершенно светский человек. Но я мама двоих детей. И я с огромным удовольствием праздную все праздники, каждый шаббат зажигаю свечи. Перед каждым праздником мы открываем книгу «Праздники Израиля» и обсуждаем с детьми, о чем этот праздник. Все, что когда-то я слышала в детстве от бабушки, стало моей реальностью и очень важной частью моей жизни. А главная еврейская ценность – семья – нас всех спасала в самые тяжелые периоды. Это тот тыл, который тебя бережет, поддерживает, дает возможность быть собой. И это один из самых важных уроков, который я выучила, приехав в Израиль. И то, о чем мы много говорили на программе JWRP.

By: Alina Rebel

Выросла на юге Украины, в городе Николаев рядом с Одессой. В детстве с удовольствием ездила в детские лагеря, которые организовывали на Украине израильтяне. Закончив школу, уехала учиться в Россию, закончила факультет английской филологии Пермского университета. Работала журналистом и редактором в ведущих российских федеральных изданиях. Переехала в Израиль в 2014 году. Создала сайт для русскоязычных евреев по всему миру Шакшука.ru. Вдова, воспитываю сына 3,5 лет. Живу в Хайфе.


Our enriching Jewish series are made possible by individuals like you.
To sponsor more meaningful educational initiatives for Jewish women, please donate now.

 

THIS WEBSITE WAS CREATED IN LOVING MEMORY OF RITA KRAKOWER MARGOLIS

Choose your Journey

For Jewish mothers with children under the age of 18

FREE (excl. airfare)

Each woman gets a $3,300 scholarship

Partner Organization contributes $700 per woman

The Israeli Government contributes $700 per woman

To participate in the Momentum Year-Long Journey, women must live in close proximity to a Partner Organization. See our partners list here. Please notify your Community Leader with any updates to your application

APPLY NOW

Mainly for the husbands of Momentum sisters

$900 for Momentum husbands

Each man get a scholarship of $2,100-$2,400

Partner Organization contributes $700 per man

The Israeli Government does not contribute to the Men’s Trips

To participate, men must live in close proximity to a Partner Organization. See our partners list here. Please notify your Community Leader with any updates to your application

APPLY NOW

Subscribe to Momentum's mailing list

* indicates required